Игорь Олейник (igorol) wrote,
Игорь Олейник
igorol

Category:

Левиафан? Химейер? Иов?

6


Хочу высказать запоздалое мнение про фильм "Левиафан". Меня интересуют три источника вдохновения, использованные Звягинцевым.

1. Первый и самый очевидный  -- Левиафан -- ветхозаветное чудовище, с которым английский философ Гоббс сравнил государство и его власть над человеком.

Что же в фильме Звягинцева является Левиафаном?Однозначно, конечно, сказать нельзя, но возможные варианты примерное такие:

а) Мэр
б) Мэр и архиерей
в) Мэр и его "команда"
г) Чиновники города в целом и т.п.

1

Как проявляет себя этот "левиафан"? В судебном порядке изымает у главного героя его дом. Формально всё по закону, но для зрителя очевидна несправедивость, а в последствии становится ясна и преступность этого решения.

Режиссёр вскрыл общественную язву -- коррупцию местной власти в российской глубинке. Это хорошо. Но, к сожалению, Левиафан Гоббса тут ни при чём, потому что Левиафан -- это общее благо и государственный интерес, закреплённые обычаем и конституцией.  Приведу пример "правильного" Левиафана. Вот живёшь ты на Дальнем Востоке в 1941 году. Внезапно начинается война. Всем очевидно, что немцы до твоего дома никогда не доберутся. Тебе и твоим близким ничего не грозит. Но государство, игнорируя эту безупречную логику, отправляет тебя на фронт. И не одного тебя, а всех подлежащих призыву. Государству плевать, что ты не коммунист, не русский и вообще пацифист. Ты -- гражданин СССР, и эта война -- твоя. Вот это настоящий Левиафан.

Понятно, что государство взаимодействует с человеком посредством конкретных людей -- чиновников. Обывателю кажется, что гнусные чиновники -- это и есть Левиафан. Это заблуждение. Прикосновение чудовища почувствовал лишь тот, с кем обошлись вежливо и по закону, но при этом что-то отобрали -- деньги, здоровье, любимого человека или даже жизнь. Левиафан -- это любое законное пренебрежение к желаниям человека. Налоги, армия, тюрьма и т. д.

А что мы видим в фильме. Череду преступлений мэра и его "команды". Левиафан -- это не мэр-бандит, Левиафан -- это строительство железной дороги, из-за которой честный мэр инициировал законное изъятие дома по рыночной цене.

2. Марвин Химейер. Предоставим слово режиссёру: "Одна знакомая рассказала мне историю о человеке, который жил в Колорадо и который взбунтовался против одной могущественной компании. Этот человек сперва разрушил здания, а потом покончил с собой." Комментарии излишни.

2

Каким образом режиссёр использовал этот источник? Мягко говоря, очень вольно. Самое главное, русский Марвин никому не отомстил. Он вообще за весь фильм по своей инициативе ничего не сделал. И даже рожу жене и её любовнику набил за кадром. Видимо, чтобы не нарушать цельный образ ничтожества. Вообще, абсолютная пассивность персонажа лишает  его статуса главного героя. Традиционно главным героем драмы считается персонаж, который в кульминации фильма принимает некое решение. Никаких решений "русский Марвин" не принимает, а только с лёгким ропотом сносит удары судьбы, что роднит его с библейским Иовом, о котором речь пойдёт в следующем пункте

Итак, можно ли назвать "Левиафан" историей русского Марвина Химейера? Нет, нельзя: в двух историях нет ничего общего.

3. Иов. Ветхозаветный праведник, претерпевший ужасные страдания с попущения Бога. О том, что режиссёр вдохновлялся этим источником говорится в самом фильме, когда священник рассказывает Николаю о страданиях Иова.


3

По сравнению с первыми двумя источниками здесь всё куда ближе к оригиналу.

а) Последовательность лишений. Сначала имущество: у Иова скот, у Николая -- дом. Затем семья: Иов лишается детей, Николай -- жены. И последний удар: Иов заболевает смертельной болезнью, Николай отправляется в тюрьму.

б) Формальная безгрешность. Иова называет праведником сам Бог. Про Николая нам ничего плохого неизвестно: нормальный муж, нормальный отец, нормальный друг, хороший мастер своего дела.

в) Внешняя пассивность. Иов потерял детей безвозвратно, но своих волов и верблюдов он мог попытаться отбить у захватчиков, но не стал. Николай, подавая несколько апелляций, действовал скорее по инициативе друга-адвоката. Дальнейшие удары судьбы оба героя переносили, сидя на пятой точке.

Существенное различие только одно: Иов в конце концов стал богат, "жил еще сто сорок лет и видел своих детей и детей своих детей, вплоть до четвертого поколения. И умер Иов в старости, насытясь жизнью". История Николая имеет открытый финал, хотя с учётом его возраста и тюремного срока вряд ли можно ожидать счастливой старости.

Подведём итоги. Фильм Звягинцева -- это не Левиафан и не история русского Химейера, а страдания Иова в современной России.
add

Tags: Россия, искусство, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments