Игорь Олейник (igorol) wrote,
Игорь Олейник
igorol

Categories:

Право и справедливость




Недавно штудировал замечательный учебник по "Теории государства и права" (М.: Проспект, 2004), написанный Михаилом Марченко.
По мнению многих -- это лучшее, что есть в России на данную тему. Книга включена в число "классических университетских учебников", издаваемых под эгидой МГУ. Лично у меня впечатления от учебника самые положительные: хороший русский язык, живые примеры, множество цитат из классиков, повышающих кругозор читателя. Представлены альтернативные точки зрения. Правда, книга занимает 700 страниц, что несколько многовато для учебника. Но с предметом я знаком плохо, поэтому для меня такой объём -- в самый раз.

Особенно порадовала гражданская позиция автора: разоблачает российскую "демократию" аж держись! И так как делается это с космической высоты научных знаний, воздействие от этих разоблачений -- самое мощное. Одно непонятно: если М. Н. Марченко -- завкафедрой на юрфаке МГУ, то почему большинство его студентов -- нынешние и будущие политики и юристы Российской Федерации -- продолжают свой нелёгкий труд по развалу страны? Видимо, на лекциях он себя сдерживает. А 700 страниц, чтобы их запретить, а учёного запугать, сначала нужно хотя бы прочесть))

Перехожу к делу.
В одной из глав учебника рассматриваются теории происхождения государства и права. Отдельный раздел отведён для описания и критики "теории насилия", согласно которой главная причина возникновения гос-ва и права -- завоевание и порабощение одного общества другим. В рамках полемики с этой теорией автор пишет (147 стр. в издании "Проспект"):


Все эти мысли почерпнуты Михаилом Марченко из работы И. В. Михайловского "Очерки философии права". А ниже можно прочесть и комментарий к ним автора учебника:


Таким образом, М. Н. Марченко ничего не говорит о степени достоверности "филологического" аргумента. Конечно, он не утверждает, что согласен с ним, но и не критикует. Получается, этот аргумент имеет право на жизнь, а позиция, частично основанная на этом аргументе, заслуживает внимания. Против позиции в целом -- я ничего не имею: меня смущает "филологический" аргумент. С ним нужно разобраться.
Повторю этот аргумент:

Довольно противоречивое утверждение. Сущность понятия выражается его основным значением -- это так. А что значит "первоначальное"? Когда произошло "первоначало" большинства русских слов? В XIV-XV вв, когда сформировался русский язык? В XVIII-XIX вв., когда сложилась его литературная форма?  Или копнём глубже в древнерусский язык, или даже в балтославянский, или вообще в индоевропейский? Речь ведь не о конкретных предметах типа: конь, сосна, огонь. Мы говорим об абстрактных понятиях как то: истина, добро, красота. Хотя даже конкретные термины меняли свои значения. Вот, к примеру, "стол". Теперь стол -- это стол. А тысячу лет назад столом назывался трон, сидение -- или, попросту, стул))

В процессе развития языка слова могли довольно существенно менять свои значения. В
предыдущей заметке я писал о терминах "пресловутый", "замечательный" и "лихой", которые ныне имеют не такой смысл, как раньше. Истории слов посвящены этимологические словари. Вот, к примеру, как выглядит старинное значение такого простого русского слова как "прелесть" на странице "Этимологического словаря", который составил Макс Фасмер:

Итак, откуда будем отсчитывать "первоначало" русских слов? Однозначного ответа можно не ждать. Поэтому "филологический" аргумент в целом, мягко говоря, сомнителен. Однако это вовсе не значит, что он не сработает в конкретном случае с понятием "право". Посмотрим.

И. В. Михайловский предлагает следующее:

1) Первоначальное значение слова "право" на всех языках звучит как "прямо" и "правда"
2) Слово "право" выражает понятие о чём-то неуклонном, справедливом, истинном.
3) Вековая мудрость, скрытая в языке, учит, что право -- это этический порядок, в котором царствует не сила, а высшие идеальные начала.
4) В основе современного государства и права лежит не сила, а разум, справедливость, этический порядок, идеал.

Для начала, нам нет нужды бросаться словами вроде: "на всех языках". Хватит с нас и русского: ведь что характерно для целого, характерно и для его части.
Теперь посмотрим на "первоначальное" значение термина "право". Полагаю, что логично будет взглянуть на него в тот момент, когда оно формировалось вместе с Древнерусским государством. Конкретно в IX-XI вв.

Этимологические словари, имеющиеся в
открытом доступе, в общем, подтверждают первое утверждение Михайловского. Изначальный смысл термина "право" близок к понятиям: "прямой", "правильный", "невиновный". Дальше -- хуже: "неуклонность" и "истинность" есть, а вот "справедливости" нет вовсе. Как нет "этики", "идеала", "разума".

Позволю себе процитировать современного выдающегося историка Игоря Данилевского, который хорошо осведомлён о последних достижениях этимологии.

"... наиболее ранними значениями <слов "правый" и "право"> были "сильный, выдающийся (по силе или изобилию)", позднее к ним присоединились "деятельный, смелый, стоящий впереди", затем "облеченный властью, имеющий право" и, наконец, "добрый, честный, порядочный". В Древней Руси первое из указанных значений, скорее всего, было доминирующим. Кстати, именно поэтому десная рука, как более сильная у большинства людей, называется у нас правой. Представление о праве и правде традиционно связано по смыслу с понятием силы, насилия".
(Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). М.,1998 Стр. 274-275)

Таким образом, тезисы об изначальной справедливости, идеальности, этичности и разумности государства и права разбиваются о малоприятную действительность насилия. Действительность теории насилия.
Tags: история, этимология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments